o-kiri
В последнее время с Джином вечно что-то случалось: то упадет со сцены, то с лестницы, то из микрофона вода горячая и т.д. Он напоминал Каме маленького ребенка, за которым нужен присмотр, причем постоянный, денно и нощно. Сам виновник волнения ничего вразумительного ответить об очередном происшествии не мог. Джин надувал щечки, округлял глазки, вытягивал пухлые губки в розовый бутон и произносил сводящим с ума голосом: - Ну-у-у-у....
Каме, пока любовался всем этим, укаваивался вусмерть и на последнем "у" понимал, что не помнит о чем спросил и куда шел.
Главное решение было принято после того, как все залюбовались, а Каме прикоснулся к теплому животику Джина на съемках очередного клипа. "Такое сокровище надо охранять лично, самому", - подумал Каменаши. Спит он, по собственному признанию очень мало, как жираф, часа два, и это замечательно, ибо Джиник в пять раз больше. Но какое же это удовольствие - любоваться на эту спящую мордашку, прикасаться к этому тельцу, о коем мечтаю не только на японском архипелаге. Откуда бы Джин не позвонил: "Каме, приезжай, забери меня отсюда, мне плохо!" - Каме срывался с места и мчался спасать. Джин засыпал на заднем сидении машины, Каме успокаивался и думал: "Если бы тебя не было, то стоило бы тебя придумать! Айшетеру."